Каменная Галина Александровна

Галина Александровна Каменная (1926—1993) — поэтесса, член Союза писателей СССР.

Галина Каменная родилась на Украине, с первых дней войны ушла добровольцем на фронт. Сначала была медсестрой в санитарной дружине, затем — командиром взвода автоматчиков, служила в разведке. Свои первые поэтические опыты опубликовывала в фронтовых газетах.

Её стихи о войне отличаются исключительной достоверностью и свежестью чувства. В них нет общих слов. Поэт говорит своими словами о том, что сам пережил и испытал. А от этого чувства советского патриотизма приобретает у Каменной живые, неповторимые черты.

После войны, в 1951 году, приехала в Анадырь. Затем переехала жить и работать в Марково. Тема Чукотки заняла значительное место в её творчестве. Она посвятила свой талант описанию жизни людей Севера: быту оленеводов, охотников, звероводов, от которых веяло мужеством и вдохновением.

Такое счастливое сочетание ума и сердца находим мы в этих стихах, что читать их становится интересно всем: и людям Севера и людям Юга, потому что это стихи не об оленеводах, как таковых, не о звероводах, а о жизни, раскрываемой через человека, через сложный мир человеческих взаимоотношений, где люди борются, страдают, любят, ненавидят, разрешают проблемы морали, рождающиеся в столкновении добра и зла.

Поэзия Галины Каменной очень индивидуальна в смысле неповторимости жизненного пути художника.

***
***

Я держу на весу планету

Женской маленькой рукой.

На плечах моих — синь рассвета,

Жар полдневный, ночной покой.

Трепет радуг в зрачках черничных,

На ладонях — прохлада рос,

Суета городов столичных,

Океанов седых величье,

Тихий лепет лесных берез.

Миллиарды сердец удары

В моем сердце. Любовь и гнев.

Струнный звон андалузской гитары

И протяжный чукотский напев.

Шар земной — мое сладкое бремя.

В теплых венах — сплетенье рек.

В моем сердце грохочет время:

Век четвертый — двадцатый век.

Я живу! Я — веков творенье,

Нареченное — Человек!

***

Чукотка

Валуны прижались, как тюлени,

В морды бьет им яростный прибой.

Облака плывут, отбросив тени,

На залив иссиня-голубой.

Белизною схожа с облаками,

Грива пены кинулась в гранит.

Ягель. Тундра. Голый серый камень…

Чем же край мне сердце полонит?

Чем околдовал, какою силой?

Что так крепко полюбится смог?

Просто это — уголок России,

Хоть и самый дальний уголок.

***
Яранга

Снова машет пурга спозаранку

Среди стойбища гривой лохматой.

Ты с дороги? В любой яранге

Повстречают тебя, как брата.

Хорошо, что дымком пропахла,

Хорошо, что шкуры оленьи.

Потечет тепло под рубаху,

Пропитает ступни и колени.

У огня оживает тело,

У огня — веселей на свете.

Отдыхай и поведай дело,

Только слов не бросай на ветер.

Ну, а если не в тягость ноша,

Помолчи, докучать не будем.

Добрым сердцем яранга наша

Открывается добрым людям.

***

Синоптики

Унты по полу топают.

Сияют звезды глаз.

Над домиком синоптиков

Кружится тихий вальс.

Синоптики напудрены,

Их платьица шуршат.

Такими златокудрыми

Не видели девчат.

А гости чуть растроганы -

Бродили средь небес

Пустынными дорогами

И вот танцуют здесь.

Забыли холод полюса

Механик и пилот.

Женаты или холосты?

Ну кто их разберет?

На стеклах иней плавится.

Разлуки острота.

Погода ведь исправится.

Останется красавицам

Печали маета.

Да строганины ломтики,

Да запах сигарет.

Но кружатся синоптики.

Ах, милые синоптики!

Им только двадцать лет.

***

Пеликен

Из клыка моржового божок,

Очень маленький и покорный.

Весь холодный, холодный, а сердце прожег.

Белый, белый, а кажешься черным.

Я отсюда, наверно, уйду.

Я тебя позабуду, наверно.

Я уйду. По весеннему льду.

Потому говорю откровенно.

Есть на свете немало богов -

Бледноликие, медные лица.

Но лишь здесь, у твоих берегов

Я могла навсегда поселиться.

Ты стоишь. Не волнуясь никак,

Не смеясь. Не тоскуя, не плача.

Пеликен! Пеликен! Ах, какой ты чудак!

Почему ты родился незрячим!

***

Северу

Много лет, как расстались.

Но край мне тот снится

И я часто подолгу

гляжу все туда,

Куда мчатся весной

перелетные птицы,

Где под кочками скопище

вечного льда.

Много лет я оттуда

вестей не имею.

Что меня позабыли -

не верится мне.

Наш поселок, наверное,

разросся сильнее

И огнями лучится

в ночной тишине.

Словно в сказке далекой -

сияния вспышки.

Вдруг — полнеба пылает,

и снег озарен.

Нет, такого не вычитать,

даже из книжки,

Не подарит такое

и красочный сон!

Я в долгу перед Севером,

милым, далеким.

Я друзей обошла,

не пишу я о них.

Неужель не меня

из метели жестокой,

Своей жизнью рискуя,

спасал проводник?

…Север! Север! С годами

мой долг возрастает…

…Только тронется лед.

Засинеет вода.

Может быть проводив

перелетные стаи,

Я вернусь к тебе, Север!

ПРИДУ НАВСЕГДА!

***

Белая птица

Умирает белая птица,

Непонятная птица — Лебедь.

Может быть, это только снится,

Но я слышу и стон, и лепет.

Но я вижу, как падает небо -

Навзничь падает, выпрямив спину,

Потому что его покинув,

Над рекой умирает Лебедь…

Если вдруг у любви ослабнут,

Разобьются крылья о тучи,

Дай мне, небо, такой же славный

Белый путь в тишине падучей.

Дай мне солнце на миг в ресницы.

Ведь любовь это тоже птица,

Непонятная птица Лебедь.

***

***

Край мой заснеженный,

край не изнеженный,

Хрупают, хрупают

валенки дробно.

Помнишь, была я

когда-то приезжею.

Даже теперь

вспоминать неудобно.

Тоненькой, солнечной,

гибкой тростиночкой

С трапа шагнула

на мерзлые комья

В легких таких,

франтоватых ботиночках,

Словно приехала

в гости к знакомым.

Словно отплясывать мне

до полуночи,

А не бродить

заболоченной гатью.

Где вы, проталинки,

Робкие луночки?...

В общем, готова

была убежать я.

Из дому не было

писем по месяцу,

Солнце ушло — не пришло,

задержалось.

В сердце, казалось,

тоска не поместится.

В сердце стучались

обида и жалость.

Хмурые сопки

пургою увенчаны,

Белою лайкой -

под ноги поземка.

Стонет, трясется

домишко бревенчатый.

Трудно мужчине,

а я-то ведь женщина!

…Что изменилось,

что стало особенным?

Не угадаю.

Да нужно ли, право?

Нет, не смирилась,

и не приспособилась.

Видишь, сама я

олешками правлю.

Видишь, теперь

не боюсь косолапого.

Желтая шкура -

в подарок южанам.

И никакая теперь

я не слабая,

И никакая тебе

не чужая.

Край мой заснеженный,

край промороженный,

Ты меня сделал

выносливой, верной.

Мне ль на любовь

отвечать осторожно,

Если в любовь,

как в тебя, я поверю…

Популярность: 41%

Оцените эту запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (7 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Вы можете прочитать комментарии к этой записи в формате RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить комментарий