Юрий Сергеевич Рытхэу

Рытхэу Юрий Сергеевич — чукотский прозаик, переводчик, публицист.

Родился 8 марта 1930 в поселке Уэлен Чукотского национального округа в семье охотника. Окончил семилетку и ушел из родного села. По возрасту он не попал в число тех, кто был командирован в Институт народов Севера, и решил самостоятельно добраться до Ленинграда, чтобы продолжать образование. С этого момента и начался его, продолжавшийся несколько лет, путь в Ленинград. Надо было зарабатывать на жизнь и на проезд. Он плавал матросом по Берингову морю, ходил в горы с геологической экспедицией в качестве рабочего, участвовал в зверобойном промысле, был грузчиком гидробазы. Долгий путь дал будущему писателю бесценный
опыт жизни.

Когда пришло время получать паспорт, Рытхэу пошел к знакомому геологу и попросил у него имя и отчество (у чукчей на тот момент не было традиционным давать отчества и фамилии). Так он стал Юрием Сергеевичем, имя же Рытхэу стало ему фамилией.

«По пути» в Ленинград поступил в Анадырское педагогическое училище. В годы учебы сотрудничал с газетой «Советская Чукотка», публиковал свои первые очерки и стихи. Там же в Анадыре встретился с ленинградским ученым П. Скориком, возглавлявшим лингвистическую экспедицию. С его помощью  в итоге добрался до Ленинграда и в 1948 (1949) стал студентом университета (ЛГУ), одновременно занимаясь переводами на
чукотский язык сказок А.С.Пушкина, рассказов Л.Н.Толстого, сочинений М.Горького и Т.Семушкина.

Первые произведения Рытхэу появились в 1960-е в альманахе «Молодой Ленинград», в ленинградской молодежной газете «Смена», в журнале «Огонек», «Дальний Восток», «Новый мир». В 1953 вышел первый сборник рассказов «Люди нашего берега», где наметилась одна из основных тем творчества Рытхэу — идейная борьба двух социально-экономических систем. Берингов пролив разделяет не только два континента, но и два различных мира: «по нашу сторону началась совсем новая жизнь», вызывающая гордость за свое Отечество.

Основная творческая удача начинающего писателя — образы Мэмыля и Кэнири — главных героев цикла рассказов «Судьба человека» и других произведений второй книги Рытхэу — «Чукотской саги» (1956). Каждый рассказ воспроизводит эпизоды жизни чукотского селения конца 1940-х — начала 1950-х: в древнем жилище чукчей — яранге — впервые появляется окно («Окошко»), чукотская девушка первый раз в жизни летит на самолете в большой город («Тэгрынэ летит в Хабаровск»). Уже в первых произведениях проявилось умение Рытхэу обобщать события и явления, показать сложности ломки вековых традиций, переоценки принципиальных позиций мировоззрения, убеждая колоритными подробностями, окрашенными доброй иронией, юмористической интонацией.

Тонко подмечаются особенности становления новой психологии, коллизии и бытовые сдвиги, которые рождало вовлечение почти первобытного по мышлению и бытовому укладу народа в непривычную и привлекательную жизнь: первая встреча с электричеством, радио, хлебом, горячей водой — привычные для горожан блага цивилизации весьма своеобразно осваивались северянами. Сложно проходило и их знакомство с новыми моральными категориями, пробуждение многих положительных черт. Лень и легкомыслие портят характер охотника Кэнири (рассказ «Судьба человека»), но позже в нем просыпаются благодарность, стремление добросовестно трудиться.

В образе морского охотника Мэмыля типизированы положительные качества поколения чукчей, познавшего трагедию прежней жизни: несколько горьких лет на Аляске не по своей воле; на Чукотке помогал устанавливать советскую власть, проводить коллективизацию, бороться с кулаками и шаманами. Для него «новая жизнь — это колхоз «Утро» и большая Советская Родина».

В 1954 Рытхэу стал членом СП СССР. В середине 1950-х, после окончания ЛГУ, Рытхэу жил в Магадане, работал корреспондентом газеты «Магаданская правда».

В 1958−67 увидела свет автобиографическая трилогия Рытхэу «Время таяния снегов». В центре повествования — судьба поколения, изменяющаяся вместе с действительностью: «Раньше мы не думали о жизни, забота о еде и теплом жилище — вот о чем были наши думы. Сейчас вся наша жизнь меняется, как Земля весной, во время таяния снегов. Многое нам еще не ясно, но мы хотим все понять и научиться сами разбираться, как и что в жизни»,— говорит китобой Кукы в романе, давшем название трилогии, где, как и в других книгах Рытхэу, запечатлено стремление молодого поколения северян «быть с веком наравне».

В судьбе главного героя трилогии Ринтына узнаваемы черты биографии Рытхэу, что автор и не скрывает. Детально исследуется процесс открытия большого мира мальчиком из чукотского стойбища.

Дальнейший путь мальчика-юноши в большую жизнь составляет содержание двух остальных книг трилогии: «Ринтын едет в университет» и «Ленинградский рассвет». Первая повесть художественно отразила длившийся «два с лишним года» трудный путь из Улака (литературное наименование родного поселка) на берега Невы, в Ленинградский университет.

В каждой повести усиливается эпичность повествования, приближая его к романной жанровой форме. Вторая повесть содержит все основные признаки повести-путешествия. Герой — в пути, в познании своей страны, в самопознании, ведущем к развитию личности, индивидуальности, перешагивающей через века.

Вторая повесть заканчивается символически: два друга, Ринтын и Кайом, останавливаются перед закрытой стеклянной дверью университета, за которой начнется новая, еще не ведомая для чукотского юноши жизнь. Откроется эта дверь в последней книге трилогии — романе «Ленинградский рассвет». Конец ее тоже символичен: счастливый автор держит в руках свою первую книгу.

Новая грань дарования Рытхэу — умение создавать остродраматические ситуации, раскрывающие внутренний мир нового человека Чукотки. Он — герой романа «Айвангу» (1964) — человек, победивший самого себя. Охотник с ампутированными ногами, который, по прежним законам тундры, должен был добровольно уйти из жизни, находит в себе силы, чтобы не сдаться, найти свое место в новой жизни, стать полезным, одержать нравственную победу над приспособленцем и лицемером Кавье, считающим главным говорить «правильные слова».

В сборнике рассказов «Прощание с богами», «Самые красивые корабли», «Нунивак», «Волшебная рукавица», «Метательница гарпуна», «В тени айсберга» представлены исторические и современные сюжеты о многовековой жизни чукчей и других народов Севера в суровых природных условиях Арктики, иногда на грани человеческих возможностей.

Рытхэу — автор романов «Сон в начале тумана» (1970), «Конец вечной мерзлоты» (1977), «Магические числа» (1986), «Интерконтинентальный мост» (1989).

Рытхэу избирает стадиально-исторический подход в развитии родного языка и культуры. Сначала он учился писать прозу на родном и русском языках, делал переводы классики на чукотский. Со временем избрал язык межнационального общения.

Осознанный выбор языка творчества, преклонение перед русской культурой и определяли проблематику произведений Рытхэу. Его отличала устремленность к новой культуре и цивилизации. Перемены в оценках и переход к использованию элементов устно-поэтического творчества происходили постепенно. В разных произведениях Рытхэу словно примеривался к поэтической легенде о Матери-прародительнице приморских чукчей, зачавшей их род от морского гиганта-Кита. Этот период вживания в духовную культуру своего народа привел Рытхэу к созданию самобытной по проблематике, философскому осмыслению древнего наследия чукчей и эстетической насыщенности повести-притчи «Когда киты уходят» (1975).

В форме мифологического повествования автор пытается донести мысль о ценности великой любви, о губительной силе человеческой гордости, приводящей к духовной гибели и разрушению. В основе повести — древняя эскимосская легенда о прародительнице человеческого рода — Нау. Легендарны и образы Рэу — человека-кита, Эну, Гиву, Арма-гергина — носителя злого начала, разрушающего гармонию человека и природы: убив последнего моржа на побережье, совершив неслыханное для чукчей преступление, он крикнул «так громко и победно, что с соседних скал поднялись тысячные стада гнездующихся птиц». Особая роль отводится худож. символике, имеющей мифологическое и собственно авторское литературное происхождение. Все мы взяты из мира природы: зло воплощается в образах «черных звуков», карканья «черного ворона»; светлое, чистое начало, любовь, добро — «радуга», разноцветное «солнечное гало».

Особо выразителен образ моря. Оно одухотворено, пока живут в его недрах божьи твари — «родственники человека». «Море полно жизни, полно плавающих и ныряющих». Но оно становится безжизненным и «пустынным», когда лишается своих обитателей, когда нарушается связь природы и человека. Поэтическая интонация подчеркнута периодичностью речи, повторами, аллитерациями: «Черный ворон каркал черными звуками... Песцы тявкали, словно выплевывая застывшие в глотке мелкие косточки морошки». Притчевая повесть создана в традиции северного фольклора и русской литературы (например, романтические произведения М.Горького).

Если повесть-притча отражала переходность в сознании поколений его соплеменников, с губительной быстротой уходящих от нравственных устоев рода, то в романе «Магические числа» (1986) анализируется противоборство духовности и цивилизации в столкновении двух выдающихся личностей-антиподов: молодой чукча — шаман Кагот и знаменитый путешественник, посетивший Северный полюс, Руал Амундсен встретились в обыденной жизни. Рационализм устоявшейся цивилизованной жизни и науч. деятельности в условиях многолетнего арктического плавания Амундсена оказывается трагически противопоставленным мировосприятию шамана. Причина разрыва отношений ученого с шаманом характеризует человека, подчиняющего себя, свои действия и поступки исследовательским задачам и не терпящего недисциплинированности. Жестокое внутреннее равновесие в его характере противопоставляется анархичности, импульсивности, всепоглощающей страсти, охвативших Кагота, стоило ему постичь закономерности арифметической прогрессии. Забыв о службе на корабле, он погрузился в поиски магического числа, способного принести счастье его соплеменникам. Забыв и предостережения старого шамана Амуса о бесконечности мира и равновесии во всех его частях, тратил дни и ночи, исписывая бумагу в поисках конечного числа ради счастья всех людей. Это нарушало принципы народной философии с ее верой в непрерывность жизни, в бесконечность миров, куда уходят люди после смерти и продолжают там свое существование. Так Рытхэу исследует столкновение двух типов познания: чувственно-конкретное восприятие мира мифологическим сознанием, основа которого — эмпирический опыт, противопоставляется рационально-прагматическому типу сознания. Писатель пытается выявить корни неудач воздействия цивилизации на народы, которые буржуазные гуманисты XIX-XX вв. называли туземцами, аборигенами, дикими, отсталыми.

Остротой и многообразием отличается публицистика Рытхэу, в ней содержится критика прагматического подхода к природе ретивых хозяйственников и пришлого люда, разрушения среды обитания строительством промышленных предприятий, разбазаривания естественных богатств в ущерб народному благосостоянию.

Произведения Рытхэу издавались на 30 иностранных языков. С творческими поездками, дружескими и культурными визитами Рытхэу побывал во многих странах мира.

Использованы материалы книг: 1. Русская литература XX века. 2. Русские писатели и поэты. 3. Прозаики, поэты, драматурги. 4. Биобиблиографический словарь. Том 3. П — Я. Стр. 242−244. 5. Краткий биографический словарь. Москва, 2000. 6. Статья С.А.Котельникова
Библиография:

Избранное: в 2 т. Л., 1981;

Люди нашего берега. М., 1953;

Чукотская сага. М, 1960;

Прощание с богами. Л., 1961;

Нунивак. М., 1963;

Волшебная рукавица. М., 1963;

Айвангу: роман. М., 1966;

Самые красивые корабли. М., 1968;

В тени айсберга. Л., 1971;

Иней на пороге. М., 1971;

Метательница гарпуна. М., 1973;

Время таяния снегов. М, 1981;

Полярный круг. Л., 1983;

Конец вечной мерзлоты: роман. М., 1984;

Магические числа. Л., 1986;

Сон в начале тумана. М., 1986;

Остров надежды. М., 1987;

Белые снега: роман. М., 1988;

Интерконтинентальный мост. Л. 1989;

Путешествие в молодость, или Время красной морошки. М., 1991.

Литература:

Юрий Рытхэу // История советской многонациональной литературы: в 6 т. Т.5. С.758−760;

Власенко А.Н. Юрий Рытхэу. Литературный портрет. М., 1988;

Шпрыгов Ю.М. Юрий Рытхэу: истоки и эволюция творчества. Магадан, 1979;

Шпрыгова В.Л. Автобиографическая художественная проза Юрия Рытхэу (Проблема героя, духовное и эстетическое своеобразие). М., 1998;

Пошатаева А. В. Юрий Рытхэу, Владимир Санги. Опыт реконструкции эстетики переходных эпох // История национальных литератур. Перечитывая и переосмысливая. Вып. III. М., 1998;

Юрий Рытхэу и русская литература: Материалы научно-практической конференции. Магадан, 2000.

Популярность: 37%

Оцените эту запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (6 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Вы можете прочитать комментарии к этой записи в формате RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку с вашего сайта.

3 комментария к записи “Юрий Сергеевич Рытхэу”

  • Иней на пороге. М., 1971;

    Метательница гарпуна. М., 1973;

    Волшебная рукавица. М., 1963;

    Обожаю эти детские рассказы... помню их и люблю с детства. В Билибино на ул.Курчатова 4 где мы жили был всем известный магазин «Книги» и там всегда были очень хорошие книги в том числе и Юрия Рытхэу. позже я полюбил магаданскую поэтессу Антонину Камытваль. Это те самые «самородки Чукотки» которые раскрыли в себе самые лучшие человеческие таланты.

    Спасибо вам за статью.

Обратные ссылки

  1. Памятник Ю.С. Рытхэу | Культурный Билибино
  2. «Самые красивые корабли» | Культурный Билибино

Оставить комментарий