РАУЧУА — 2012

С Юрием Пашковым читатели нашего сайта уже знакомы по рубрике «фотографы». Но фотография не единственное увлечение Юры. Как уже упоминалось, Юрий Александрович, будучи сыном геолога, с детских лет сначала с отцом, а потом и самостоятельно, как только появляется свободное время, увлечённо путешествует по, ставшей для него родной, земле Чукотки. Как он сам рассказывал, путешествовать любит в полном одиночестве. На его счету многодневные одиночные переходы, в том числе зимние на лыжах, сплавы по большинству Чукотских рек, подъёмы на все значимые пики Билибинского района. Поэтому Юрий, как никто другой, знает, практически, всё о нашем крае.
Зная о его увлечении, в 2011 году Е.Б. Пугач (редактор газеты «Золотая Чукотка») предложила Юрию вести рубрику «Записки натуралиста» в газете. Юрий согласился. И теперь он ещё и специальный корреспондент Билибинской газеты. До 2011 года некоторые статьи и заметки с непременными фотографиями Юрия Александровича также публиковались в «Золотой Чукотке».
В июне — июле 2012 года, наверное, впервые за достаточно продолжительное время, Юрий стал участником группового путешествия-сплава по чукотской реке Раучуа с заходом на полярную метеостанцию на побережье, дальнейшей переброской на вертолёте на реку Лёльвергыргын и сплавом по этой реке и реке Погынден. Юрий предоставил нам свои статьи, из которых можно узнать о подготовке к сплаву, участниках экспедиции, трудностях с которыми пришлось столкнуться туристам в пути, а также о переживаниях и впечатлении от предпринятого путешествия.
Именно с ними мы и хотим познакомить наших читателей. Материал остаётся актуальным и по сей день несмотря на полуторагодичную давность.

***

Раучуа — 2012.

(Текст  Пашков Ю.А.; фото: Пашков Ю.А., Куриленко В.Э.)

Путешествие-сплав по чукотской реке Раучуа с заходом на полярную метеостанцию и возвращение по рекам Лёльвергыргын и Погынден, июнь-июль 2012 г.

Мечта сплавиться на байдарках по реке Раучуа до побережья Северного Ледовитого океана с возвращением также водным путём созрела ещё довольно давно, несколько лет назад. Сложных вопросов по организации нашего путешествия было решено немало: тут и привлечение необходимого количества участников сплава, которые должны были обладать определённым опытом в водных походах, множество организационных вопросов которые касались выработки маршрута, снаряжения, питания (раскладки), связи, перелёта с материка и сбора в одно время, стыковку отпусков участников, доставки в г. Билибино по ЕМС-почте снаряжения и т.д. и т.п. Одним из самых сложных мероприятий в организации похода явился вопрос с эффективной заброской и промежуточной переброской участников экспедиции. К сожалению, в нашем малонаселённом регионе, имеющем огромную географическую площадь, для любителей путешествий по диким и удалённым местам, камнем преткновения является проблема заброски, а именно проблема высокой стоимости её. Чтобы попасть в удалённую точку маршрута (как правило, это верховья каких либо рек) наилучшим и оптимальным решением является использование вертолёта. Но, как многим известно, стоимость полёта очень дорогая, напрямую связанная со стоимостью авиационного горючего, которую в нашей псевдорыночной экономике не собирают останавливать, а тем более снижать. Хочу подчеркнуть, что все финансовые затраты на путешествие легли на наши плечи, на каждого участника. Спонсоры отсутствовали. Вначале было принято решение о привлечении на всё время похода услуг вездехода. Такое решение решало множество проблем с заброской, сопровождением, переброской и возвращением в город Билибино после сплава. Но с вездеходом не сложилось. Сложилось с привлечением вертолёта.

Маршрут представлял собой следующую схему. Заброска автотранспортом из города Билибино к устью реки Номнункувеем, впадающую в реку Раучуа. Расстояние примерно в 110 км. Затем посадка членов экспедиции в лодки и байдарки и сплав по реке Раучуа вниз по течению на север до Северного Ледовитого океана (Восточно-Сибирское море). Это примерно 220 км. Сбор участников на полярной метеостанции, находящейся рядом с дельтой реки Раучуа. Затем переброска на вертолёте в верховья реки Лёльвергыргын (прим. 150 км.). Сплав по реке Лёльвергыргын в южную сторону до реки Погынден. Далее — по реке Погынден до нового автомобильного моста (примерно 116 км). И возвращение в город Билибино на автотранспорте.

Команда состояла из семи мужчин. Пять сплавных средств. Три байдарки (трёхместные «Таймень» и два «Викинга») и две современных надувных узкопрофильных многосекционных лодки (одноместный «Скаут-36», и многоместный «Пионер»).

К 25 июня все были в сборе (трое участников прилетели с материка) и всё было приготовлено. Начало выезда из города Билибино было принято на 26 июня. Выехали на «КАМАЗе» примерно в полдень. Погода была прохладная, облачная. К сожалению, лето 2012 года выдалось прохладным и дождливым. К месту начала сплава прибыли с небольшим опозданием (машине пришлось возвращаться за забытыми вещами). Около 20−00 вечера прибыли на берег Раучуа рядом с местом впадения левого крупного притока — реки Номнункувеем. Было светло, так как стояли круглосуточные заполярные дни. Быстро разгрузились, развели костёр на прохладном ветру, перекусили и стали собирать сплавсредства. К 23−00 лодки и байдарки были собраны и стояли на воде у берега, полностью загружённые с надёжно закреплённым походным снаряжением. Сделав на память несколько групповых фотоснимков, и отсалютовав сигнальными патронами, путешественники дружно отчалили, покачав на прощание вёслами оставшимся на берегу провожатым. Дул небольшой встречный ветер, было пасмурно и прохладно.

 Река Раучуа берёт своё начало в красивых горах Илирнейского кряжа, из-под горы Раучуанай. К сведению: недалеко от горы Раучуанай, находиться красивая гора Двух Цирков, самая высокая гора на Чукотке. По уточнённым данным высота её составляет 1853 метра. Несколько лет назад мне удалось побывать на её вершине. Незабываемая горная картина открылась мне с высоты. Особенно поразил огромный западный цирк с отвесными стенами и зеленоватыми озёрами глубоко внизу. Река Раучуа берёт своё название от озера Раучувагытгын, расположенное высоко в горах, недалеко от истоков. На самом деле, по чукотски, река называется Раучуавеем. Почему с карт исчезла часть слова, неизвестно. По чукотски «веем» это река, ручей.

В том месте, где мы начали сплав, река проходит сквозь Раучуанский хребет прямо на север, разрезая его на две части. Характер течения реки в этих местах быстрый и весёлый. Вода чистая и прозрачная, и очень вкусная. Неожиданно всё небо и вершины сопок затянуло серой, плотной облачностью, пошёл мелкий, холодный и противный дождь. Встречный ветер усилился. Позднее время, усталость после долгой дороги и сборов дала о себе скоро знать. Примерно через 10 км пути было принято решение поставить лагерь для отдыха. Остановились в устье правого притока под названием Ыльвэнейвеем. Под противным дождём с неприятным северным ветром мы быстро разбили лагерь. Дежурные скоро приготовили сытный ужин, умело разведя костёр из сыроватого плавника кустов ивы и ольховника. Лиственницы на побережье реки Раучуа мною замечено не было.

К основной пище мы использовали и природные дикоросы. Побережье реки Раучуа очень богато диким луком, он здесь растёт по песчаным и галечниковым косам, встречается даже на склонах сопок. Этот вид дикого лука называется лук-скорода. Он достигает внушительной высоты: до 50 см, некоторым людям до колен, а на благоприятных местах растёт довольно обильно. Он отличный витаминос и обладает антимикробным и противоцинготным эффектом. И, конечно, отлично подходит как великолепная добавка к основным блюдам: супам, мясу, рыбе. В нашем походе по реке Раучуа мы с удовольствием питались этим растением. Для приготовления чая я часто использовал свежие побеги иван-чая широколиственного, тимьяна ползучего (чабрец), золотого корня (родиола розовая), курильского чая  и других полезных растений.

Для быстрого приготовления пищи в неблагоприятных условиях плохой погоды (сырая погода и сырые дрова, недостаток дров, ветер, лимит времени и т.д.), и для разнообразия пищи, мы с удовольствием использовали сублимированные продукты российской компании Галакс. «Галочка», как я с уважением называю эти великолепные и вкусные продукты, которые лично использую в своих автономных походах уже более 10 лет. В гражданскую жизнь эти продукты пришли из нашей космической промышленности, из питания космонавтов. Великолепная помощь туристам, альпинистам, охотникам, в том числе в жёстких зимних условиях. Они представляют из себя сублимированные пищевые продукты и блюда с полным отсутствием химически вредных компонентов. Без ароматизаторов, красителей и консервантов. Ассортимент просто поражает. Большое количество первых блюд: тут и борщ «Московский», рассольник «Ленинградский», уха из судака, суп-гуляш «Венгерский» и многое другое. Ещё больше вторых блюд. Например: гречка с печенью и луком, каша пшённая с говядиной, пюре картофельное с копчёностями, каша «Гурьевская» и многое другое. Есть сублимированное мясо из говядины, свинины и курятины. Сублимированные бульоны, говяжий язык и печень, и даже раки. В ассортименте также представлены сублимированные творог, масло, сыр, омлеты, овощи, фрукты и ягоды. Даже солёные огурчики. Качественная и надёжная упаковка заполнена инертным газом, имеет малый вес. Приготовление стандартное: содержание пакета заливается горячей или прохладной водой и выдерживается в течение короткого времени. В безвыходной ситуации эти продукты можно употребить даже в сухом виде. «Дошираки» и «быстровы» являются дешёвой отравой в рационе туристов, и я не рекомендую их употреблять. Их мерзкое действие я испытал на себе в походах в прошлые годы начала перестройки.

Итак, плотно поужинав, мы с удовольствие разошлись по своим палаткам. Снаружи выл холодный ветер и накрапывал дождь, а в тёплом спальнике было тепло и уютно.

Для сплава по нашим чукотским рекам я использую великолепную и надёжную лодку, производства российской компании  «Рафтмастер». Для себя я выбрал одноместную модель под названием «Скаут-36» с модифицированной кормой. Модель имеет вытянутую, байдарочную форму. Состоит из пяти независимых надувных баллонов, вложенных в специальные отсеки, находящиеся в конструкции ПВХ-оболочки. Модель достаточно устойчивая и очень грузоподъёмная. Модель позиционируется как туристское судно для путешествий по порожистым рекам до 4 категории сложности. Оболочка из ПВХ очень прочная и лёгкая, качество изготовления достаточно высокая. В этом я смог убедиться в своём последнем автономном походе, совершённом после описываемого. В конце последнего похода мне пришлось буквально тащить около 15 км гружёную лодку через камни обмелевших порогов.

Результаты этих походов я реализовал на своей авторской фотовыставке в нашем городском краеведческом музее по теме природы Билибинского района.

Итак, на следующий день, 27 июня, собрав лагерь, мы продолжили сплав. Погода была по-прежнему холодная и сырая. Накрапывал мелкий дождь, распадки и сопки были закрыты серым туманом. Примерно через 10 км., река, пройдя правые прижимы, выходит в широкую долину перед брошенным посёлком Бараниха. Когда-то, во времена Советского Союза, в этом посёлке жили люди, была школа и детский сад. Взрослые добывали россыпное и рудное золото в окрестностях. К посёлку подведена ЛЭП. Посёлок расположен примерно в километре от русла Раучуа на правом берегу. Мы в него не ходили. Но заметили небольшую сетку, стоявшую в заводи. Значит кто-то ещё там есть. На подходе к посёлку Бараниха был пойман первый крупный Раучуанский голец. Недалеко от этого места один из участников «познакомился» с местным медведем, который, обходя свои владения, переправился через русло прямо перед его лодкой. Встреча была короткой, но запоминающейся.

На левом берегу реки, на длинных и широких косах, были замечены крупные зайцы в большом количестве. Совершенно не пуганные человеком, они нас подпускали на близкое расстояние. Я с удовольствием их фотографировал.

На отдых мы остановились далеко за посёлком Бараниха, проведя на воде почти весь день. Стояла уже глубокая заполярная ночь 28 июня, но светло было как днём.

Для бивака было выбрано красивое место на косе в правой пересыхающей протоке, которую  защищает от ветра высокий и обрывистый берег. Лагерь поставили на безопасном расстоянии от него. Рядом с водой поставили походную полевую баню компании «Мобиба», в которой попарились и помылись все желающие. Баня представляет собой небольшое кубическое сооружение, состоящее из лёгкого дюралюминиевого складного каркаса обтянутого прочным тентом из оксфорда или кордуры. Внутри ставится печь с ёмкостью для кипятка. Ёмкость имеет сквозное отверстие вдоль всего объёма и одевается на дымоход сразу на выходе из печи. На неё последовательно надевается необходимое количество составных дымовых труб. В обечайке ёмкости имеется краник для слива кипятка. По периметру корпуса печь имеет металлические карманы для заполнения их камнями, увеличивая теплоёмкость. Температура внутри баньки вырастает довольно высокая. В ней неплохо можно даже попариться. Эта походная банька великолепный выбор для продолжительных путешествий. Все её компоненты помещаются в прочный транспортировочный баул.

К этому времени погода изменилась к лучшему, дождь перестал накрапывать, стих ветер, небо прояснилось. Но было по-прежнему прохладно. Плотно поужинав, запив натуральным чаем из свежего иван-чая я с удовольствием забрался в свою палатку и сладко уснул под лёгкий шум журчащей по перекату речной воды.

Следующий день выдался на редкость тёплый и солнечный. Сквозь редкие облака весело светило солнце, активно щебетали птицы, а из протоки обильно ловился хариуз. Время до обеда мы решили посвятить отдыху и восстановлению, поэтому каждый занялся своим хозяйством. Я взял с собой всю свою фотоаппаратуру и отправился побродить по окрестностям. В одном месте, под обрывистым берегом я остановился, чтобы внимательно осмотреть необычную картину. Меня поразил размер толщины древнего торфяника, которому, вероятно, было несколько сотен лет. Он возвышался надо мной на высоте трёхэтажного дома. Когда-то на этом месте было древнее и глубокое болото, которое со временем заполнилось и уплотнилось отмёршей растительностью. В недалёкое время сюда пришла река и размыла тундру, обнажив древнее болото. Сейчас, недалеко от этого места, на отдых остановились современные туристы. Я поднялся на обрывистый берег и пошёл вдоль него рядом с кромкой. Неожиданно с его края взлетела парочка канюков и закружилась рядом, издавая характерные тревожные клики. Я внимательно осмотрел место их пребывания и заметил на середине высокого обрывистого берега выступ, на котором расположилось их гнездо. В нём находилось три целых яйца и один маленький птенчик. У него были ещё полузакрытые глаза, но уже крупный и острый клюв. Весь покрытый светлым пухом, такой маленький, он бесстрашно пытался напугать и отогнать меня от гнезда, широко открывая свой клюв. Чтобы долго не смущать взрослых особей и не пугать птенца, сделав несколько снимков, я скоро покинул это место.

Хорошо отдохнув, после обеда, мы не спеша, собрались, загрузились и с удовольствием продолжили своё путешествие. Впереди нас ждало очередное приключение.

Следующий день похода запомнился случаем, при котором пришлось использовать  древнюю связь с помощью дыма от костра. Случилось это от того, что через несколько километров, река разделялась на несколько длинных проток. Между ними располагались острова, густо поросшие высокими кустами ивы и ольховника. Стояла хорошая и солнечная погода. Лодки растянулись по руслу и разбрелись по протокам. Прошло продолжительное время, часть группы вышла вперёд и встретилась на слиянии проток. Ожидание отставших затянулось. При попытке связаться по спутниковому телефону связь отсутствовала. Пришлось разжигать костёр и бросать в него сырые ветки и кочки. Дым был замечен. Ответ был равнозначным. После этого случая было принято решение не разрывать дистанции между экипажами и держаться вместе.

Следующую стоянку была расположена в устье быстрого ручья под названием Рыннатинин, напротив которого находилась небольшая наледь. Погода вновь испортилась примерно на сутки. Задул сильный и холодный ветер. В этом месте река Раучуа проходит между высокими сопками северной стороны Раучуанского хребта, образуя сужение, в котором, как в трубе дул встречный ветер.

Лишь к вечеру следующего дня ветер немного ослаб, и был продолжен поход. Пройдя это сужение на реке, ветер практически потерял свою силу и уже не мешал дальнейшему движению до следующей остановки. Было выбрано красивое место по правому берегу на небольшом галичниковом пятачке, окружённом высокими кустами с достаточным количеством сухих дров. Напротив, на противоположной стороне реки, радовала взор невысокая, но выразительная двуглавая сопка с ярко-зелёной растительностью на склоне.

Следующий день нас встретил хорошей, солнечной и тёплой погодой. На противоположном берегу, на огромной косе, весело бегали раучуанские зайцы. Над лагерем пролетали серебристые чайки. Хорошо отдохнув, мы продолжили сплав.

По пути часто стали попадаться гуси, многие были с птенцами. Они держались рядом с берегом или находились на берегу. При виде лодок взрослые птицы в панике начинали громко гоготать и хлопать крыльями, некоторые убегали или отлетали от берега. Этим старались воспользоваться чайки, которые нападали на беззащитных птенцов.

Через несколько километров долина реки и русло заметно расширились. По правой стороне, вдали, на склонах сопок и в тундре я заметил довольно обширные белые поля, похожие на свежевыпавший снег. На самом деле это обильно расцвела наша чукотская пушица. Таким образом, не торопясь, мы подошли к устью крупного правого притока — реки Коневаам. В глубине большой косы, рядом с кустами, напротив высокой и крутой сопки под названием Устьевая, был разбит очередной лагерь. Был поздний вечер 30 июня 2012 года.

В этом месте река Раучуа, заметно сужаясь, перекатом упирается в гору Устьевая, и с быстрым течением уходит влево вдоль крутого склона. Справа в неё, также сужаясь, впадает река Коневаам, которая перед впадением имеет довольно широкое и очень спокойное русло.

Стоял очень тихий и безветренный вечер. Небо затянуло высокой и однотонной серой дымкой. Комары не давали расслабиться. Мы быстро разбили лагерь, плотно перекусили, и каждый занялся своими делами. Спать не хотелось. Я, разгрузив лодку от снаряжения, перенёс её через косу на зеркальную гладь реки Коневаам. Я решил подняться немного вверх по реке и обследовать незнакомое место.

Нижнее течение реки Коневаам оказалось очень спокойным. Встретилось несколько стаек водоплавающих птиц с птенцами. По берегу росло много кустиков цветущей княженики. На песчаной косе попадались небольшие камешки красного халцедона.

Сделав несколько снимков, я вернулся в лагерь. Стоял полный штиль. На горизонте мрачно маячил тёмный массив горы Келильвун и отражался на поверхности устья реки Коневаам.

Рано утром нас неожиданно разбудил сильный порыв ветра, который перерос в небольшой шквал. Он продолжался непродолжительное время, но изрядно нас потрепал. Ветер прилетел со стороны горы Келильвун и, отразившись от крутого склона сопки Устьевая, обрушился на наш лагерь. Ветер подымал с речной косы песчинки и мелкие камешки и больно бросал в лицо. Расшвыривал вещи. Пришлось оперативно собирать разложенные вещи, закреплять лодки и палатки. Некоторые переносить в кусты.

Временное неудобство закончилось великолепным солнечным и тёплым днём. Я воспользовался хорошей погодой и, вооружившись фотоаппаратурой, обследовал южный склон горы Устьевой. Великолепная панорама летней лесотундры с долиной рек Раучуа и реки Коневаам открылась передо мной. На склоне встретились участки, поросшие цветущими диким луком, душистым змееголовником, можжевельником, шиповником, чукотскими незабудками и багульником. Между камнями встречались клумбочки папоротника щитовника.

Интересная остановка случилась в устье реки с необычным чукотским названием Нгаглёйнгывеем. Место оказалось довольно выразительным. Напротив, через основное русло реки Раучуа, располагался продолжительный и живописный прижим с обрывистыми склонами. Лодки подошли на место остановки поздно вечером. Стоял тихий и безветренный вечер 2 июля. Солнце склонилось низко к горизонту и отражалось в водах реки. Лагерь был устроен среди небольших кустов ольховника и карликовой ивы.

Растительность была уже низкорослая. Меня восхищали широкие раучуанские просторы.

Ночью с Севера пришёл мощный циклон. Он сопровождался сильным и ледяным ветром с обильным снегопадом. О продолжении похода не могло быть и речи. Следующий день экипажи провели в своих палатках, почти не вылезая из тёплых спальников. К счастью, под холодным ветром удалось развести костёр и приготовить пищу с тушёнкой и заварить  чая. Это всех взбодрило.

На следующий день, 4 июля, циклон постепенно успокоился, ветер стих. Стало теплее. Было решено этот день отвести на отдых экипажам. Ближе к обеду облачность постепенно рассеялась, и стало светить тёплое солнце. Долина реки освободилась от снега, лишь вершины сопок ярко белели на фоне сине-голубого неба. Радовала глаз сочно-зелёная молодая тундровая растительность. На противоположном берегу была замечена крупная медведица, которая медленно удалилась выше по Нгаглёйнгывеему.

Было заметно, что скорость нашего продвижения опережала скорость наступления лета на северные территории.

Я решил обследовать высокую сопку, расположенную на противоположном берегу, вдоль высокого прижима которой, протекала наша река. С вершины сопки мне открылась великолепная панорама среднего течения реки Раучуа. Долина здесь была довольно широка. По всей площади низменности голубели протоки и тундровые озёра среди ярко-зелёной зелени. По вершине сопки пролегали заметные, плотно набитые заячьи тропы. Невысоко надо мной парил над устьем Нгаглёйнгывеема орёл-беркут. 

Следующий день, 5 июля, выдался на редкость тёплым и солнечным. Небо было голубым и безоблачным. Команда споро погрузила сплавсредства и дружно покинула прежнюю стоянку. Справа, на несколько километров, тянулся симпатичный прижим. В середине его тянулась узкая прибрежная полоса, на которой, на несколько десятков метров, обильно стояли высокие и густые метёлки дикого лука-скороды. На вершинах стрелок находились крупные заострённые коробочки, готовые распуститься красивыми фиолетовыми цветками. Такое большое количество великолепного дикого лука я не разу не встречал в своих походах. Это место было просто уникальное и меня сильно поразило.

Недалеко от этого места, слева на берегу, в устье ручья Нуаткивеем, мы посетили строение времён Советского Союза. Дом был оштукатурен. Внутри стены покрыты слоем чёрной сажи. Большая печка посередине. Внутри и снаружи за домом находилось большое количество металлических футляров с бобинами киноплёнок советских художественных фильмов. Не хватало только большого экрана и кинопроектора. Вот такие времена были в недалёком прошлом.

К вечеру солнце палило уже в полную силу. Отражаясь от поверхности воды солнечное воздействие усиливалось в два раза. Стало по — настоящему жарко. Наступило короткое заполярное лето.

Очередная стоянка была выбрана на песчано-гравийной площадке в конце эффектного высокого и длинного скального прижима. Сухого плавника было достаточно много. Наверху, по прижиму, бегали зайцы. На отвесной скале находилось гнездо хищной птицы. Под крутым склоном вдоль узкой прибрежной полосы в большом количестве цвела родиола розовая (золотой корень). Появилось обильное количество комаров. Мы поставили баньку.

Как всегда я с удовольствием поднялся наверх прижима. Огромная долина реки Раучуа во всю свою великолепную ширь раскинулась под моими ногами. Солнце находилось низко над горизонтом и освещало панораму светом с жёлто-розовым оттенком. Многочисленные протоки прорезали поросшую низкорослым кустарником прибрежную тундру. За ними, до серевших на далёком горизонте сопок, простиралась белесая от цветущей пушицы низменность. Среди обилия растений часто попадались цветущие побеги валерианы головчатой и чукотской незабудки.

Поздно вечером 7 июля 2012 года без происшествий путешественники прибыли на метеостанцию. Она находится на нешироком клиновидном участке прибрежной арктической тундры между Восточно-Сибирским морем Северного Ледовитого океана и левым берегом устья реки Раучуа. Поразила многокилометровая ширина дельты реки Раучуа, которая спокойно, без видимого течения, вливалась в океан. Погода стояла хорошая. Встретили нас тепло и гостеприимно. Коллектив метеостанции состоял из четырёх человек, в том числе руководителя — М.А. Волынец. Мы помылись в местной баньке. Желающие могли окунуться после парной в ледяных водах океана. Вкусно и сытно потрапезничали. На столе появился домашний хлеб местной выпечки.

На следующий день я с удовольствием прогулялся по окрестностям. Здесь преобладала по настоящему прибрежная арктическая растительность. На морском песке уже цвели стелящиеся кустики мертензии морской и морянки бутерлаковидной. В прибрежной тундре мне встретились побеги карликовой морошки, различного крестовника, синей горечавки и родиолы розовой, множество прошлогодних трав. Вдалеке прогуливались крупные птицы — серые журавли. В тундровых озёрах плавали белые гуси и множество уток. Недалеко от берега, в море, белела полоса припайного льда. Отдельные крупные куски льда плавали на голубой морской поверхности.

Вдоль побережья стоит с давних времён несколько неработающих маяков, сделанных из деревянных брёвен и толстых досок. На некоторых из них птицы свили свои гнёзда. Удивило большое количество плавника — крупных фрагментов стволов деревьев, выброшенных морем на прибрежную полосу. Поэтому проблем с дровами на станции нет. Лишь быстро изнашиваются цепи бензопил из-за большого количества песка в древесине. Обилие старых пустых бочек из-под ГСМ портит окружающий пейзаж. На станции имеется две рабочих дизельных электростанции, трактор и лодка с мотором. Коллектив смотрит современные телепередачи через спутниковую тарелку.

Опытный механик-водитель Юрий любезно свозил желающих на лодке к припайному льду, который хаотически, на несколько километров, протянулся в сторону Северного полюса. На пути несколько раз встречались нерпы, плавающие в открытой воде.

Недалеко от станции, между Северным Ледовитым океаном и рекой Раучуа, находятся остатки деревянной православной церкви XIX века. По исторической информации она была поставлена в 1848 году священником Андреем Аргентовым во имя Святого Николая Чудотворца.

Напротив станции, в тундровом озере, жила семейка белых лебедей с выводком. По словам работника метеостанции Маруси, они прилетают на это место уже несколько лет, и стали почти ручными. Лебеди по человеческому зову подплывают к мосткам и берут пищу почти из рук.

10.07.2012 года на станцию прилетел вертолёт, чтобы нас перебросить в верховье реки Лёльвергыргын для продолжения сплава, а двоих участников отвезти в Билибино — у них заканчивался отпуск. Накануне мы сделали коллективное памятное фото на берегу Северного-Ледовитого океана.

10 июля 2012 года стоял прекрасный тёплый солнечный день. С океана дул лёгкий прохладный ветерок. Он приятно разгонял комаров, которых там было довольно много. Прилетел долгожданный вертолёт на метеостанцию. Мы были уже готовы. На тракторе, в волокуше, подвезли к вертолёту основное снаряжение: рюкзаки, лодки, гермобаулы и др. Не мешкая, загрузили всё в салон вертолёта. Он оказался полон наших вещей. На прощание, перед отлётом, сделали памятный снимок. Путешественники тепло попрощались с работниками метеостанции, горячо поблагодарили за добрый приём, быстро расселись по местам и вертолёт, набрав обороты, стал подниматься над прибрежной тундрой. Сделав прощальную петлю над дельтой реки Раучуа, мы направились от побережья на юго-запад.

Вертолёт поднялся на высоту в 1500 метров по показаниям альтиметра в салоне. В иллюминаторе вертолёта передо мной открылась незабываемая картина. Справа тянулось побережье Северного Ледовитого океана. Тёмно-голубая прибрежная поверхность его была густо покрыта плавающим льдом, который северный ветер оторвал от припайного льда и подогнал к берегу. С борта вертолёта горизонт океана изгибался небольшой дугой и терялся в морской дымке. Где-то там, на расстоянии сотен километров, находился легендарный Северный полюс. Прямо под нами тянулось змейкой русло реки Куулькай.

Через некоторое время вертолёт взял левее от побережья и пошёл над материковой гористой тундрой. Внизу проплывали довольно высокие сопки с крутыми склонами. Кое-где на склонах в кулуарах белели прошлогодние снежники. Неожиданно, среди сопок, на небольшом тундровом плато, я заметил скопление нескольких, довольно высоких, каменных останцов-кекур.

Затем наш вертолёт вышел на русло реки Лёльвергыргын и, медленно снижаясь, пошёл вдоль него вниз по течению.     

Посадку мы совершили рядом с руслом реки Лёльвергыргын, на место, где заканчивается тундра и начинается лиственничный лес.

Полёт продолжался в пределах одного часа. На место прибыли в полдень. Стоял жаркий и солнечный день. Мы быстро выгрузили своё снаряжение. Попрощались с экипажем и с пассажирами, где находились два, уже бывших, участника нашего похода. Отпуск у них заканчивался и через пару дней они улетали из Билибино на материк, по домам. Товарищи были первый раз в своей жизни на Чукотке. От этого похода и впечатлений от него они были в восторге.

Вертолёт улетел. На ровной гравийной площадке рядом с речкой, мы разожгли костёр для чая, споро поставили походный столик, приготовили лёгкий перекус. После перекуса собрали лодки и загрузили их снаряжением. Нас осталось пять человек на четырёх лодках.

Было жарко и душно, парило. После трудного дня одежда пропиталась потом, тело было тяжёлым и как будто покрыто плотной плёнкой. Поэтому я решил помыться в речке. Вода оказалась практически не холодной и прогрелась за день.

Река Лёльвергыргын оказалась не широкой, довольно спокойной, с глубокими, тёмными таинственными плёсами и мелкими перекатами. На тихих плёсах, в глубине омутов, были видны ленки и щуки. Хариус практически не встречался. По берегам стоит довольно дремучий, густо заросший лиственничный лес. Современное присутствие человека замечено не было. Вначале пути приятно радовало глаз обилие разнообразных северных цветов. Я заметил кустики белой песчанки, целые полянки ярко-жёлтых крестовников с одуванчиками. По земле стелились побеги красно-розовой гвоздики ползучей, а на косах краснели цветы иван-чая широколиственного, стояли гривастые стебли отцветших прострелов. Неожиданно вспугнули крупного сохатого с большими рогами, который лежал в воде под кустами, спасаясь от жары и гнуса.

На следующий день погода испортилась, стало прохладно, небо плотно затянуло тучами, и опять пошёл дождь. К счастью нашему движению не мешал встречный ветер.

В советское время на этой речке когда-то находился жилой посёлок под названием Лёль. Сейчас от него остался только деревянный остов большой безформенной палатки, напоминающий складское помещение.

Часто по пути встречались довольно обширные песчаные косы из светло-жёлтого, морского песка.

В целом сплав по этой речке прошёл очень спокойно, без приключений. 16 июля вечером мы вошли в реку Погынден. А на следующий день, также вечером, мы вернулись в город Билибино, по пути подъехав к новому капитальному мосту через реку Погынден. Справа от него, над рекой, поставлен красивый, из белого гранита, поклонный крест. На одной из сторон его опорного камня написано: «Всем, отдавшим лучшие годы жизни освоению Чукотки, посвящается. 2011 год».

На этом наш большой сплав по чукотским рекам закончился. Путешественники остались довольны. Мы прошли по воде не мало километров. Побывали в континентальной Чукотке и в арктической — на побережье. На всём протяжении мы не встретили не одного человека за исключением людей на метеостанции на побережье. Места встречались довольно дикие или одичавшие без участия людей. Территория по-своему красива, сурова и своеобразна. Человеку, который любит природу, она понравиться. Из этого похода привёз довольно большое количество интересных фотографий, часть из которых включил в свои фотоальбомы Природы Чукотки.

Хочу выразить особую благодарность всем людям, которые оказали нам посильную и безкорыстную помощь в осуществлении этого интересного проекта, а также моим товарищам по команде за взаимопонимание и взаимопомощь в течение всего похода.

Дай Бог всем вам здоровья, благополучия, профессиональных и творческих успехов, долгих лет счастливой и интересной жизни!

Популярность: 37%

Оцените эту запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (8 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...
Вы можете прочитать комментарии к этой записи в формате RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку с вашего сайта.

2 комментария к записи “РАУЧУА — 2012”

  • Геннадий
    12 Jan 2014, 20:17 г.
    Цитировать

    Спасибо , нет слов , красота неимоверная.

  • 20 Mar 2014, 22:44 г.
    Цитировать

    всё хорошо, только высочайшая гора Чукотки не гора Двух Цирков, а Чаантал, в Чаантальском хребте. Так же не правильно указана высота горы. Она едва дотягивает до 1800 метров, а 1853 метра-это высота горы Капитанская, что недалеко от Чаантала (;

Оставить комментарий